Follow:
Вдохновение, Интервью

Аня Шагинян. Об I LOVE RUNNING, триатлоне и счастье

Location: Khabarovsk, Russia

Сегодня в эфире моя любимая рубрика — интервью. Аня Шагинян — руководитель школы бега I LOVE RUNNING в Санкт-Петербурге. Ее работа заключается в том, что она учит других людей бегать (а еще плавать и кататься на лыжах). Но по-моему, работа Ани — это зажигать огонь в других людях. Я расспросила Аню о триатлоне, о том, как она стала руководителем школы бега и о том, что делает ее счастливой.

12376823_1053028468050874_6050095111252412384_n
Если вы зайдете в Анин ИГ, Вас просто снесет от потока энергии, позитива и вдохновения, которыми выстреливают ее фотокарточки. Но это лишь 5% того, чем искрит Аня вживую. Я никогда не встречала таких сумасшедших людей. Людей, настолько заряженных своим делом, что они как цунами сносят все на своем пути. Людей, настолько уверенных в своих действиях, что, поговорив с ними, у тебя тоже не остается ни капли сомнений. Ни капли сомнений в том, что если тебя не взрывает то дело, которое ты делаешь — это дело не твое.
По правде говоря, это мое второе интервью, и я долго не могла к нему подготовиться. Причем подготовиться уже после того, как мы поговорили. У меня было два часа записи разговора, но я не могла сесть расшифровать его. Потому что мне хотелось сделать его максимально близким к реальному разговору с Аней, передать тот заряд, который несет в себе влюбленный человек. Чтобы вы почувствовали энергетику и наполнились ею по самую макушку. Чтобы пример девочки из Хабаровска, ничего не знавшей о беге и плавании, лыжах и велосипеде, триатлоне и прошедшей путь от выпускника-журналиста до руководителя школ, обучающих этим видам спорта зарядил вас также, как зарядил меня. Аня научила меня правилу №2: у каждого твоего занятия должен быть лишь один критерий — оно должно приносить кайф.
Наслаждайтесь разговором и достаньте, пожалуйста, кроссовки. Через 15 минут вас одолеет нестерпимое желание их надеть.
12310680_1052231241463930_5874114459032801842_n
  • Что такое I LOVE RUNNING?
I LOVE RUNNING — это школа, где учат бегать. Первый проект появился в Москве около трех лет назад. Создатель школы Макс, выйдя в первый раз на пробежку, осилил полтора километра. Это подкосило его эго, и он решил поставить себе какую-то конкретную спортивную цель. Ну а в беге самая крутая цель  — это марафон. И если бежать марафон — то самый клевый в мире! Оказалось, что это Нью-Йоркский марафон: трасса 42 км, 52 000 участников, 2,5 миллиона болельщиков.
Макс добился своей цели и всерьез увлекся бегом. А так как он очень идейный, вдохновляющий человек, появилось много людей, которые стали его спрашивать, как бегать, сколько, каждый ли день, как дышать, в чем… И у них с друзьями родилась идея набрать группу людей и подготовить их к марафону. Ну а потом мы купили франшизу и открыли школу бега в Петербурге.
У человека, приходящего в I LOVE RUNNING, и вообще в спорт, должна быть, как у Макса, конкретная спортивная цель. Это не должно быть просто «О, я буду бегать!..». Я по себе знаю, что в этом случае появляются мысли вроде: «ой, да завтра побегаю!» А когда у тебя впереди соревнования, ты знаешь, что не потренировавшись сегодня, собьешь себе график. Кроме того, это отметает все предрассудки, типа «начну бегать, когда похудею» или «начну бегать, когда разрулю завал на работе». Это уже такой челлендж не про то, что ты просто занимаешься спортом, а про то, что можешь ты или не можешь раздвинуть свои границы.
 12274493_1049542541732800_7637588720050491284_n
Все началось два года назад. Я тогда только закончила журфак в Питере, и после окончания универа было такое настроение: «Ну вот закончила, и что теперь?». У меня на тот момент была работа в журнале, но мне это было неинтересно. И я тогда подумала, неужели так и должно быть? И ведь ты не знаешь, как должно, пока не попробуешь по-другому. У меня всегда так — если не штырит, я не могу это делать.
С таким настроением я приехала на лето в Хабаровск. На тот момент я еще встречалась с парнем. Он был супер-умный, супер-красивый, сильный, прям все в одном флаконе. Занимается спортом, бегает. Смотрела я на него и думала: «Господи, я вообще какая-то никчемная, и с работой я ничего не могу понять, и даже бегать я не умею.». И я пошла в магазин, купила себе все, что нужно для бега, пришла в спортзал, звоню своему парню и говорю: «Слушай, сколько ты пробегаешь на беговой дорожке?». Он: «Ну километров восемь». Тут я кладу телефон и говорю себе: «Аня, ты пока восемь километров не пробежишь, отсюда не уйдешь. Беги как хочешь». Я до этого системно вообще не бегала, только каталась на сноуборде в школе, бегать я просто ненавидела. Но я пробежала эти восемь километров. Никогда не забуду свои мысли: «Все в голове, если я один раз смогла, значит, еще раз смогу».
И я стала выходить на улицу, бегала просто в кайф — бежала два километра, потом шла, потом опять бежала. Потом забросила. И тут мне в журнале говорят: «Слушай, у нас в Питере открывают пробную группу школы бега I LOVE RUNNING, ты не хочешь пойти написать про них материал?». Конечно, я хотела! Это был мой шанс научиться бегать. А в школе все, как надо: за семь недель готовят к 10 километрам на марафон «Белые ночи». Я пошла, и через три недели я пробегала 10 километров уже в качестве разминки. На самом забеге было три или четыре тысячи участников, и это было нечто. Ты бежишь в толпе, смотришь на других участников и понимаешь, что у тебя поводов НЕ БЕГАТЬ вообще нет, по сравнению с бабулей, которая фигачит 42 километра или слабовидящего мужчины, который бежит с поводырем.
11855852_1001923419828046_7903623146340458567_n
Я разрыдалась на финише, полюбила всех людей и стала смотреть в сторону тех, кто бежит 42 км. Обычно, когда говорят «марафонцы», мы думаем, что есть какие-то спортивные люди, которые умеют, у которых ноги сильные, и они такие все крутые, с детства спортом занимаются, и вообще, это не про меня. А потом ты смотришь, что это люди, которые могли на диване лежать и ничего не делать. И это меня так задело, зацепило, я шла домой, а у меня прям мурашки по коже.
И я стала бегать. Меня как-то отпустило: больше не было переживаний по поводу того, чем заниматься дальше. И как только я успокоилась, мне сначала предложили работать менеджером в I LOVE RUNNING, а потом еще в одной беговой школе. Я согласилась. Поначалу это было авантюрой: я только начала бегать, я ничего не смыслю в легкой атлетике, я не знаю никого из тренеров. Помню время, когда мне нужно было найти тренера, я ходила по стадионам, просто знакомилась с людьми, типа: «Здравствуйте, меня зовут Аня, ла-ла» — ничего серьезного. Сначала уверенности в своих силах не было вообще: ну пробежала я один полумарафон, и что? Достижений у меня по сути никаких. Но потом села и подумала: «Блин, нет, это настолько меня штырит, что все остальное не важно — я хочу делиться этим с людьми». Все сомнения пропали.
934070_1209193932428525_57393464327529772_n
Наша программа подготовки к полумарафону рассчитана на семь недель. 
Семь недель — это оптимальный срок, чтобы подготовить мышцы, связки, подготовиться самому функционально и эмоционально, не устать и остаться заряженным. В основном все тренировочные программы для новичков рассчитаны на 2 месяца. До конца, конечно, доходят не все. У нас не стопроцентная посещаемость, но по сравнению со спортзалами — она однозначно на порядок выше. Потому что человек решает для себя: окей, на семь недель я готов вписаться. Я не готов это делать всю жизнь, но такой короткий срок я выдержу, почему нет, попробую. А потом спустя месяц он выкладывает пост на фейсбуке: «Я никогда не думал, что пробегу десять километров! Сейчас я понимаю, что полумарафон это реально.».
Важно понимать, что наша цель — финишировать. Три часа на полумарафон — это довольно легко. Ты можешь даже какой-то участок идти, но не это главное. У каждого разные показатели, но главное — дойти до конца.
10385_1061042620582792_4773997943974829594_n
Помимо непосредственно бега, ребята делают ОФП (обще-физическую подготовку). Людей, которые не делают ОПФ, после пятнадцатого километра видно сразу. Если слабая спина или пресс, ты горбатишься, бежать становится тяжелее. И очень важна тренированная стопа. А сейчас, из-за того, что мы все ходим в удобной обуви и не придаем этому значения, стопа слабая практически у всех.
Отличие ходьбы от бега в том, что ходьба — это плавный перекат с пятки на носок. У тебя всегда вес на одной из ног. В беге же есть фаза полета — когда обе ноги в воздухе. И в этом случае правильное приземление стопы — это на переднюю часть, а не на пятку. И сложно взрослому человеку сломать стереотип движения. Эталон бега — это босые дети на пляже, которые опираются на переднюю часть стопы и падают тоже вперед.
В начале тренировки ребята делают беговые упражнения — перекаты, выпады, подскоки. Потом бегают. А после делают силовые — пресс, спина, планка, статика. Обязательно надо делать силовые! Просто бег без силовых — это скорее плохо, чем хорошо. Многие извечные проблемы любителей, в том числе, с коленками, решаются укреплением связок коленного сустава. Точно так же со стопой. Очень часто у людей болит надкостница — передняя часть ноги ниже колена. Незнающие люди говорят, что болит кость. На самом деле, это прикрепление к кости очень тоненькой мышцы, которая постоянно забивается из-за плохой циркуляции крови, которая была до тех пор, пока ты не начал заниматься спортом. Те, кто занимаются легкой атлетикой, прошли это лет в 12. Тут спасают компрессы, контрастный душ, массаж икроножных мышц. Главное, не бегать когда больно. Вылечиться, продолжая заниматься, тут не получится.
12106811_1023523367668051_907365727338725284_n
  • Как и в чем бегать. 
Я бегаю не быстро. Средняя скорость на километр — 5.10-5.15. Раньше я переживала по поводу скорости, всегда думала, что надо быстро. А сейчас я понимаю, что есть всего один критерий — надо в кайф. Дурачиться и кайфовать очень важно. У нас было полно прецедентов, когда в школу приходил человек и всем своим видом давал понять: не вовлекайте меня в свои сумасшествия, я сам по себе, тихонечко тут побегаю. А потом ты начинаешь его заряжать своей энергией, и этот процесс уже не остановить. Через семь недель он приходит совсем другим человеком. Бег — это один из лучших способов выведения человека из закрытого или даже депрессивного состояния. Меняются все.
Самый важный показатель в беге, это не скорость. Это пульс. На него нужно ориентироваться в первую очередь. У профессиональных спортсменов в течение недели тренировки варьируются: восстановительный кросс, когда ты бежишь неспешно; интервалы — бег небольшими отрезками, но с высокой скоростью; потом, скажем, отрезки по километру. И это неспроста — так закладывается тренировочная база, сердце готовится и привыкает к нагрузкам. И поэтому у всех спортсменов низкий пульс.
Пульс в 150 ударов в минуту может быть при разной скорости. Когда человек устал, с таким пульсом он будет бежать медленно. Если он восстановлен, выспался и общее состояние организма отличное — при таком же пульсе его скорость будет существенно выше.
До занятий триатлоном я бегала 5-6 раз в неделю. При подготовке к триатлону пробежки пришлось сократить, и сейчас это порядка четырех раз в неделю, плюс три раза плавание и два — велосипед.
12247095_1044799095540478_8247641529762861092_n
Я когда бегу, думаю: «Может ладно? Может, ну его, хватит уже? Что-то живот болит, погода дурацкая… Да ладно, шесть километров тоже результат». И поверьте, это у всех так, это нормально! Как у Мураками, в «О чем я говорю, когда говорю о беге». Он там рассказывает как брал интервью у японского марафонца, и спросил его: «Бывало ли такое, что тебе по утрам лень выходить на тренировку?». И марафонец посмотрел на него, как на полного идиота и говорит: «Ты что? Каждый день!».
  • Бегаю я в компрессионных леггинсах фирмы 2XU, это австралийская компрессионная одежда. Они поддерживают ноги, улучшают обменные процессы, ты быстрее восстанавливаешься, и в них тебе как бы легче. Но в них нельзя все время тренироваться. То есть ты носишь их в двух случаях: на восстановление или на тяжелые пробежки. Марафон я  бежала в них.
  • Если бегаешь в шортах, отличный вариант — компрессионные гольфы. Поддерживают икроножную мышцу и также способствуют процессу восстановления.
  • На мне кроссовки фирмы Newton. Это кроссовки для естественного бега. У них есть специальные подушечки, которые помогают стопе понять куда приземляться. Когда ты бежишь босиком, стопа улавливает сигнал, и она никогда не приземлится на пятку. Если ты попробуешь бежать босиком, то сразу поймешь, что автоматически перестраиваешься бежать правильно. Приземляться на пятку становится просто больно. В 70-ые годы произошел бум и массово стали выпускать кроссовки с очень толстой пяткой, для создания эффекта супер-амортизации. Как будто это полезно. На самом деле, толстая пятка препятствует технике бега, и если есть большой перепад высот между пяткой и носком, это не есть хорошо.
  • Среди фирм, выпускающей одежду для бега, мне больше всего нравится OYSHO.
  • Часы — Suunto. По сравнению с GARMIN они более девчачьи. Они считают пульс, темп, расстояние. В них можно плавать, и они одни из немногих меряют пульс в воде. К ним идут специальные датчики, которые определяют даже стиль гребка. Есть возможность синхронизации с компьютером.

11934946_1007483962605325_107425819190793710_n

  •  Олимпийская дистанция на Майорке.
 Я поехала туда спустя две недели после марафона. Мне казалось, что такого — 1,5 км плыть (в открытой воде), 40 ехать и 10 бежать? Пф, легко. Поплавал, прокатился и замялся. Никто так к триатлону не готовится: у меня не было велосипеда, шлема, солнцезащитных очков, гидрокостюма. В первый день я отравилась, и только на следующий день смогла взять в прокате велик, который оказался мне не по размеру. Я лежала на пляже, и смотрела за тем, как спортсмены тренировали, как они будут вбегать и выбегать из воды. А я лежу и загораю. Я смотрела кучу роликов про IRONMAN, я все знаю!
Но самое интересное — я НИКОГДА не плавала в открытой воде. А я боюсь морского дна. То есть реально боюсь — и ничего не могу с этим поделать. Вечером перед гонкой я решила все-таки попробовать проплыть в открытой воде. Захожу — вода 16 градусов. Ладно, думаю. Начинаю плыть и вижу, что все дно в водорослях и куча рыб. И понимаю, что я просто не могу плыть. Меня накрыл детский страх, я стала задыхаться. И все мои тренировки в бассейне оказались совершенно бесполезны.
На гонке я встала в самый конец, потому что впереди давка жуткая. Первые 600 метров я плыла брассом. Кроль, конечно, гораздо быстрее, но я просто не могла опустить голову в воду. Плавание в триатлоне — это вроде как отдых. У тебя спокойный пульс, ты втягиваешься в процесс. А у меня пульс 200. Я думаю, надо сдаваться, у меня вся жизнь перед глазами пронеслась. А спасателей рядом нет. Думаю, ладно, доплыву до буйка. Доплыла,и пока плыла, решила — не сдамся. Доплыву дистанцию до конца, не важно как — хорошо или плохо. И я в начале так перенервничала, что в один момент мне стало просто все равно — думаю, даже если тигровая акула сейчас кинется на меня, мне будет пофиг.
Перед гонкой кто-то из профессионалов дал мне совет: когда будешь подплывать, учащай движения ногами, чтобы к ним приливала кровь, потому что когда выбегаешь из воды, может шатать. Я учащаю, собираюсь с мыслями, думаю — выбегать надо красиво, там болельщики, фотографы. Выбегаю, и меня начинает шатать как пьяную. Тут не то, что красиво — тут хоть как-то бы до велосипеда добежать!
12065776_1020577601295961_3324985225464525496_n
Кое-как добегаю, и понимаю, что у моего велосипеда слетела цепь. А я даже еще не села! Мне болельщики кричат, Аня, скидывай на нижнюю передачу! А я не знаю, где и что это! Рядом стоял испанец с мороженым и ребенком: он отдал мороженое ребенку, а сам мне все починил. Еду на велике, и у меня немеют ноги, потому что я со страху перетянула туфли. Думаю, бог с ним, буду ехать с онемевшими ногами.
Доезжаю этап, следующий — бег: думаю, ну вот тут-то покажу класс! Это моя стихия. Переобуваюсь. И вот тут есть опасный момент, когда ты после велосипеда начинаешь бежать. Вся соль триатлона в том, что работают мышцы-антагонисты. При езде на велосипеде это передняя поверхность бедра, а в беге — задняя. Плюс скорость — на велосипеде ты едешь быстро, а бежишь с совсем другой скоростью. И твои ноги становятся просто ватными. Мне кажется, все бежали 8 минут на километр. Жара ужасная — 33 градуса. И опять старая методика — уговариваешь себя еще на кружок, еще немножко. Потом заставляешь себя ускориться.
У меня на часах есть функция триатлон. Но поскольку я ей никогда не пользовалась, на протяжении всей дистанции у меня стояло плавание. Я не знала свою скорость ни на велосипеде, ни в беге. Единственное, что я могла понять — это сколько времени я нахожусь в пути. Перед поездкой я спросила тренера: какое время не стремно для первой гонки? Он говорит, 3 часа 30 минут. А круто? 3.15 — это круто. 3.05 — это прям вообще.
Я смотрю на часы, а там 2.53. Мое финишное время было 2.56. Я была очень горда собой. Подхожу к табло, где вывешивают результаты. У меня 4 место в своей возрастной группе. Я такая довольная, во всех соцсетях написала, что это так круто, все реально! Я не 156-я! Потом оказалось, что в моей возрастной группе нас всего было пятеро :).
1917091_1059970874023300_4392791736940373378_n
  • Зачем мне триатлон?
Это как с бегом — ты уже просто не можешь остановиться. В беге как — ты сначала думаешь, пробегу полумарафон! Марафон это слишком! Потом один полумарафон, второй полумарафон, и ты готов к марафону.
И самое главное. что когда я себя побеждаю, я себе больше нравлюсь. Я не хочу бегать, на улице дождь, но я иду и бегаю. А потом прихожу домой, и горжусь. Это чувство, которое тебя переполняет, порождает все прекрасные события, происходящие в жизни.
У меня нет разделения на рабочее и нерабочее время. Это не работа — это мое все. Все люди, с которыми я общаюсь, они так или иначе из этой сферы, все путешествия связаны со спортом. Сделай свое хобби работой, и тебе больше никогда не придется работать.
Конечно, были трудности. Но я настолько была убеждена, что все получится, что все эти мелочи просто не могли меня остановить. Я не обращала на них внимания. Есть такая крутая фраза: Act like it is impossible to fail. И когда ты это понимаешь, становится гораздо проще. Когда ты хочешь с кем-то говориться, тебе нужно пойти на встречу с кем-то ужасно важным, а тебе страшно! Ты думаешь, вдруг не получится?! И тут главное собраться и понять, что худшее, что может произойти — это то, что тебе откажут. А это такая мелочь в глобальном масштабе! И ты приходишь спокойный, уверенный в своих силах, зная, что ты классный. И все получается!
12194576_1033523550001366_9151380007307085710_o
Я глубоко убеждена, что от твоей внутренней установки зависит все. Если ты сам не уверен, почему кто-то другой должен быть уверен в тебе?
Есть такой стереотип, что как-то неправильно быть счастливым. Дорога к счастью должна быть полна сложностей, препонов, это обязательно должно быть непросто. Деньги тяжело зарабатывать, все надо делать через «нехочу». Любить надо обязательно страдая. Когда все хорошо — это неправильно.
Так вот, это бред. Это невероятно усложняет жизнь. Все должно быть в кайф, просто, радостно. Когда ты кому-то бескорыстно помогаешь, ты сам становишься таким счастливым! К нам приходят люди, они до последнего не верят, что смогут пробежать дистанцию. А ты говоришь, Маша, ты такая классная! Ты супер бегунья! И она начинает в это верить, она начинает к себе, а потом и к людям по-другому относиться.
Сейчас, сделав I LOVE RUNNING и I LOVE SWIMMING, я понимаю, что можно делать все, что хочешь. Придумать что-то и просто воплотить это в жизнь. Главное не останавливаться.
Previous Post Next Post

You may also like

No Comments

Leave a Reply